EXIBITIONS > 2009

Vlada Ralko
"The Military Sanatorium"
живопись



18 february 2009 - 9 march 2009
Presentation - 18 february 2009, wednesday, 19.00

Картины Ралко чем-то напоминают кадры старого кино. Или «состарившиеся» фотографии – вовсе не обязательно старые, но доведенные до необходимой кондиции «затертости». Подобным манипуляциям чаще всего подвергаются фотографические образы: в них запускаются вирусы моментального старения, на еще свежий образ наносится искусственная ретушь, придающая ему аристократический «бледный вид», настоящее выглядит так, как будто оно уже стало прошлым. Образ проявляется на пленке будто бы самим временем накопления культурного архива. 

 

 

Живопись Ралко показывает, как то же самое можно проделать и с живописным образом. Хотя он «документирует» или «отражает» (кому уж как угодно думать) реальность иначе, этот образ тоже, в своем роде, документ, еще один раунд в неравной борьбе со временем.

Серия «Военный санаторий» написана по следам курортных впечатлений: как и любой «мнемозинист», Влада относится к прошлому с особой трепетностью. Для художника с ретроспективными настройками видения настоящее катастрофично, хрупкие осколки воспоминаний становятся точками опоры в погружающемся в хаос мире. Антикварная ценность выступает в роли основной эстетической категории. Исходя из того, что все мы состоим из определенного количества воспоминаний, «мы» – это наш внутренний архив. Любое микро-событие, сопоставленное с фоном этого архива, погруженное в поток внутреннего времени личности, превращается в факт биографии, становится этапным…

Для Влады рефлексии по поводу этих свежеиспеченных фактов – еще и законный повод сфокусироваться на чем-то банальном, придать значение тому, что, казалось бы, значения не имеет. Запускается обратный принцип ретроспективного отсчета – чем образ «размытей», тем ценней, чем тривиальней, тем значимей. Владе приходится усиленно сопротивляться тому, что мы по-прежнему испорчены романтическими стереотипами «прекрасного объекта» и «выдающегося события» (в последнем случае – несмотря на все усилия приверженцев поэтики банального, от Джойса, Музиля, Пруста и до современных бытописателей).  Это печальное заблуждение, эта «замыленность» взгляда автоматически обесценивает не только 99 процентов видимого мира, но и 99 процентов времени нашей жизни. «Санаторий» напоминает что-то вроде фотографий с курорта. Хотя, на самом деле, в отличие от «ярких», тщательно отредактированных моментов на экранчике цифровика, на пленке нашего внутреннего фотоархива запечатлены не «причесанные» постановки с позирующими персонажами, но рваные края ткани происходящего, нечто приватное, не предназначенное для посторонних глаз. Неказистость мотива напоминает о том, что, по большому счету, сейчас в искусстве происходит реабилитация приватной стороны жизни, которая и служит человеку неким убежищем.

Ралко напоминает нам о том, что память фрагментарна, и ее «фотовспышка» немотивированно срабатывает в самые неожиданные моменты. Абсолютно безликие «кадры» занимают место в ее архиве, потому как являются «ключами» неких состояний, имеют сугубо личную, незаметную для всех прочих, становящихся «дальтониками», окраску. Здесь работает «женская логика», связанная с внимательным отношением к собственным ощущениям, постоянным прислушиванием к себе. Изображения выныривают на ровном бирюзовом фоне холста из потока реальности, уподобленной сну в летний день. Они скользят рябью по поверхности времени, замирают на секунду и вновь исчезают, им присуща некая «моментальность» – все эти ностальгические типажи будто бы застывают на секунду в «точке неустойчивости» с тем, чтобы вновь исчезнуть, ускользнуть прочь. Одна из живописных серий Ралко называлась «Скольжение», что подчеркивает динамичность образов и эмоций, с которыми ассоциируются работы. Фигуры, лица, части тел будто бы засасываются в аэродинамическую трубу времени, опровергая утверждение о том, что живопись  статичный, а не темпоральный вид искусства – здесь все течет, все меняется.
 

All works >>
All exposition >>
All presentation >>

Каталоги