ВЫСТАВКИ > 2008

Влада Ралко
"Зависть к реальности". Гогольфест
живопись



7 мая 2008 - 25 мая 2008
Презентация - 7 мая 2008, среда, 19.00

Меня всегда манили отличия между внешним, видимым и тем, что спрятано глубоко внутри. Поскольку зримое обычно отождествляется с очевидным, логично было именно в видимом искать свидетельства того, что происходит внутри. Несмотря на собственную привычку выискивать в зеркале мельчайшие проявления того, что творится в глубине меня, подобная логика время от времени начинает казаться мне чересчур уязвимой.

 

 

В погоне за целостностью я всякий раз вязну во времени, забывая о том, что настоящая целостность возможна лишь в прошлом. Внешняя же форма обычно обманчива, более того – мертва. Самые яркие проявления явного – не более, чем призрак. Главное всегда вызревает помимо очевидного, или очевидно логичного. То, что кажется неопровержимым, невозможно доказать логически, поскольку иррациональная мифическая уверенность в несокрушимости здравого рассудка на самом деле необоснованна. Логика постоянно вынуждена преодолевать саму себя. Иногда кажется, что ее истинность вырастает просто из ничего, из пустоты.

 

Мой собственный метод анализа изображаемого объекта мне самой кажется вполне логичным, или же скорее таким, который соответствует моим попыткам поиска закономерностей, выявляющих всю несостоятельность того, что принято считать правилом. Я начинаю вести изображение с самой банальной формы или жеста, после разрушаю их там, где оправданность и логичность окончательно ослабляют оболочку моего объекта, блуждаю некоторое время под обломками и наконец, обессиленная, реконструирую форму, отстраиваю ее заново.

 

Иногда то, что я изображаю, может показаться таким, что в принципе не имеет ни малейших причин быть. Чаще всего мое внимание приковывают случайности причину. Важным становится неважное на первый взгляд, лишенное малейших признаков оправданности.

 

Я постоянно стараюсь устранить узаконенное логикой, так как внешне закономерное как прави. Случайности, которые свою же собственную случайность признают, как истинную ло ничего не объясняет, напротив только лишь маскирует самое интересное. Поверхность, доступная глазу, слишком скользкая. Глаз, съезжая по поверхности, выискивает хоть какую-то щелку, чтобы проникнуть вовнутрь. Туда, где томится все, закупоренное внутри правила. Меня притягивает возможность хотя бы слегка отодвинуть оболочку. Не для того, чтобы выяснить, чем она обусловлена, но лишь затем, чтобы «выпустить пар». Затем, чтобы в процессе наблюдения за моим объектом достичь самого его дна, исчерпать его. Потому что тот, настоящий двигатель внутри объекта нельзя закрывать герметично. Он либо остановится, либо взорвется. В общем-то, мое исследование предмета с самого начала предполагает разрушение, взрыв и наконец что-то вроде освобождения.

 

Но легкость освобожденного, выпущенного на волю, в свою очередь также становится невыносимой. В ней тоже нет ни смысла, ни простого притяжения, для того, чтобы хоть каким-то образом удержать собственную идентичность, не исчезнуть полностью. Тайна мгновенно выветривается, она, как пар. Ей больше не в чем храниться. Мой прекрасный объект не ценен больше.

 

В такие моменты зависть к реальности просто обжигает, так как реальное лишено той самой болезненной разорванности, которая кровоточит на холсте. Я в отчаянии, потому что не могу ухватить внутреннее и внешнее одновременно. Что-то одно обязательно выскальзывает, а то, что остается, мгновенно стынет в скорлупе логики.

 

Остается, решительно отбросив попытки выразить какое-то подсознательное, просто обратиться к наслаждению, которое, как утверждает Бодриряр, и является кровотечением ценности. Расчленить код и избавиться наконец от репрессивных потуг логики. Просто снять разграничения, разделяющие внутренне-тайное и внешне-очевидное. Просто засвидетельствовать «взрыв смысла без единой задней мысли».

далее >>
далее >>