ВЫСТАВКИ > 2010

Вита Буйвид
"Люби меня, как я тебя"
фотография



26 августа 2010 - 14 сентября 2010
Презентация - 26 августа 2010, четверг, 19.00

Визуальная антропология предположительно любящего

Прежде всего, подозрительна легкость, с которой проект "Люби меня, как я тебя" соблазняет нас шаблонами гендерной интерпретации. Подозрение быстро находит опору в том, что гендерная маркировка оказывается частью культурной ситуации, в которой художница вскрывает и исследует работу социальных, исторических и национальных клише. Национальное понимается как советское — во всяком случае, принадлежащее к общей низовой культуре, не обязательно мертвой.


Двадцать лет назад Вита Буйвид в советской обыденности искала проблеск несоветского праздника — отсюда рождался взгляд, деконструирующий "советского человека" как идеологему, как драпировку трансгрессий приватного. Антропология начинается там, где в декадентской манерности героев Виты Буйвид просвечивает советский бэкграунд, а в бытовых перверсиях заявляет о себе идеологическое насилие.


Чем важны старые фотографии, сколь бы ничтожными они ни были? В любой пожелтевшей карточке содержится время как пунктум, оно и притягивает взгляд. В этом проекте фотографии существовали отдельно и в ином качестве. Вита взяла то, что вначале отбросила, то есть профессиональный брак. Этот антифотографический жест внутренне мотивирован и не нарочит, и кажется мне важным, хотя и не считывается зрителем. Поэтому речь не о фотографии, а о проекте в целом, хотя Вита профессиональный фотограф.


Текстовые послания выстраивают между персонажем на фотографии и предполагаемым адресатом некий любовный сюжет, чаще всего гомоэротический. Вита показывает, что реальность маргинализованного и — с поправкой на время — наказуемого желания неотличима от реальности обычной советской семьи.


Рукодельное кружево рамки, форма карточки и собственно образ, надпись  на фотографии, почерк, чернила — все эти нюансы проявляют тонкие смыслы произведения, каждый раз разные. Буйвид отстраненно фиксирует: стандартные домашние интерьеры, традиционные женские практики, персонажей на исторической и дисциплинарной границе советского, их повседневность. Но, что важнее, художница конструирует саму ситуацию видимости того, на что мы смотрим, сами коды прочтения работ, мобилизует наше оптическое бессознательное и наш взгляд на советский китч.


Самая тайная часть исторической машины зрения, собранной Витой Буйвид  — наше подразумевание персонажа, способного наслаждаться низовой культурой не эстетически и отстраненно, а наивно и непосредственно. Подобный механизм — наслаждение посредством другого — Славой Жижек назвал интерпассивностью. За каждым из объектов Виты Буйвид встает призрак другого, что дает нам возможность отстраненно наслаждаться продуманной китчевой пластикой, имитирующей советские рукодельные реди-мейды.


"Люби меня, как я тебя" — это требование сообщает о желании быть любимым, то есть о нехватке любви. Именно несобственность желания конституирует воображаемого другого, выступающего в качестве адресата любовных посланий и в качестве места наших проекций.


Его субъективность несуществующего весьма уязвима — он открыт нашему взгляду. Он испытывает нечто вроде стыда, этой специфической формы страха — страха перед нашим суждением о нем. Под нашим взглядом он стыдится своего желания, своего наивного наслаждения любимым образом.
Этот другой химеричен: в его несуществующей субъективности смешиваются трансгрессия, низовая эстетика и проекции нашего наслаждения. Он невидимый элемент нашей зрительской ситуации, сконструированной Витой Буйвид. Он наша обыденность и наш монстр. И эта тайная монструозность обыденного — самая подрывная и банальная истина, которую мы открываем в истории, и при известной честности — в себе.


Этот проект вводит нас в ригидную идеологию повседневности, в самый устойчивый и неизменный ее центр, невзламываемый снаружи. Наивный другой, агент нашего эстетического бессознательного, разрушает ее изнутри.

Александр Евангели

 

далее >>
далее >>
далее >>