ВЫСТАВКИ > 2013

Алексей Аполлонов
"Блокнот художника"
графика



17 апреля 2013 - 6 мая 2013
Презентация - 17 апреля 2013, среда, 19.00

 

Серия рисунков Алексея Аполлонова, представленная на суд зрителя, создавалась в течении нескольких первых месяцев этого года. Создавалась непринужденно и быстро, в зазоре между большими картинами. В сущности, эти рисунки легко представить страницами дневника, листами блокнота – не смотря на разную расцветку одноформатных листов (светло-желтых, «гомеровских» зеленовато-голубых, красных), внесшую дополнительный оттенок смысла в каждую из работ.

 

Между тем, импровизационный характер их является кажущимся. Ни в коем случае не могут быть они проинтерпретированы в качестве обычных, хотя и виртуозных, набросков с натуры. Во-первых, дневниково-блокнотный принцип синхронности переживания и опредмечивания явления соединяется здесь с несколькими волнами рефлексий. Иными словами, каждый из рисунков подвергался последующей доработке, в которой черты реальности еще более гротескизировались. Во-вторых, наблюдается здесь присутствие излюбленных аполлоновских жанров: пейзажных, натурно-«актных», портретных.

 

Жанровые мотивы, без сомнения, узнаваемы, но каждый из них претерпел метаморфозу. Пейзаж лишился типично аполлоновского «буйства плоти», представив нам суровые картины зимнего парка. Портрет заметно укрупнился, сведясь к галерее голов – и отказавшись от портретной узнаваемости. И только ню развивается здесь в предначертанном направлении, знакомо обобщая черты тела, превратившегося в иероглиф. Однако тело это – вне благодушного ландшафта, но в окружении нервных штриховок, сделанных сангиной.

 

Похоже, Алексей Аполлонов то ли тяготится своей былой ролью певца dolce far niente, то ли сама окружающая действительность все реже дает повод к этому. А, возможно, его все более притягивают выразительные возможности визуально-настроенческого минора. Это та степень духовного переживания, которая примерно одинаково деформирует плоть – подобно тому, как испытание природное уравнивает между собою оголенные стволы древ, уставившиеся в безотрадное небо.

 

Давно известно, что художники часто сопровождают свои тексты – не только дневниковые, но и эпистолярные – поясняющими зарисовками. Он не разъясняет, а отверзает, распахивает: знакомое, повсеместное. Его блокнот – летопись собственных поисков и размышлений, а не фиксация внешних изменений. Автор тяготеет к устоявшемуся – а в том, что подвержено изменениям, ищет константное, даже если ради этого приходится жертвовать характерностью или той же узнаваемостью. 

 

 

                                                                                 Олег Сидор-Гибелинда, искусствовед